Местное самоуправление: власть шаговой доступности

Местное самоуправление: власть шаговой доступности


Неделя Федерального Собрания

Год назад вступил в силу федеральный закон, который дополнил систему местного самоуправления в России новой формой муниципального образования — городом с районным делением. Документ также содержал ряд новых норм, расширяющих полномочия субъектов РФ. О том, как за это время регионы распорядились своими возможностями, к чему привели изменения в системе местного самоуправления и как гражданам окончательно разобраться в том, какие вопросы они теперь смогут решать сами, «Парламентской газете» рассказал первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Степан Киричук.

— Степан Михайлович, как формировались предложения изменить систему местного самоуправления?

— Напомню, что в 2013 году в Послании Федеральному Собранию Президент России Владимир Путин указал на целый ряд серьёзных проб­лем, препятствующих нормальному развитию муниципальных образований. Глава государства тогда поручил подготовить предложения, уточняющие общие принципы организации местного самоуправления, которые помогут развитию сильной, независимой, финансово состоятельной власти на местах.

Ранее, ещё в 2003-2009 годах, была сделана попытка реформы. Для того времени те реформы были актуальны, а сегодня требуются другие подходы, на что и указал президент. Сегодня нужно понять, что в этой системе главные действующие лица — жители района или городского поселения. Именно они определяют и структуру власти, и бюджет, и куда направлять выделенные деньги.

— Да, но не все хотят заниматься общественной жизнью.

— Согласен. Многие думают, что общественными вопросами занимаются исключительно те, у кого нет работы и личной жизни. Хочется, чтобы было, как за рубежом, где быть избранным на определённый пост не означает получить право на внеочередное распределение земельного участка, а означает глубокое доверие жителей и гордость за проделанную работу.

— А если между гражданами в том или ином вопросе не будет согласия?

— Согласия может не быть по той причине, что власть не объясняет людям суть складывающейся ситуации. Идея состоит в том, чтобы любой житель мог дотянуться до местных начальников, поговорить с ними, вместе решить насущные вопросы. А люди ведь так устроены, что будут всегда недовольны дорогами, фасадами, ЖКХ, но лишь до той поры, пока сами не включатся в управление ими.

— Есть удачные примеры?

— Да, в ряде городов создаются и успешно работают районные советы депутатов. В Челябинске, например, был оперативно принят закон о переходе на двухуровневую систему. В рамках новой модели в городе создано семь районов. В каждом есть собственный представительный орган — по 25 депутатов, есть и городское собрание, где служат по семь депутатов от каждого района, а глава города избирается из их состава. При этом исполнительную власть осуществляет сити-менеджер. Кроме того, около десяти городов готовы создать подобные органы власти: Свердловск, Ярославль, Владикавказ, Ульяновск, Калуга, Кострома. А вот на Урале и Дальнем Востоке уходить от прямых выборов мэров не хотят. Но идёт и обратный процесс. Иногда отдельные представительные органы самораспускаются, потому что они не могли справиться со своими обязанностями.

— Как же справляться, если в местном бюджете денег зачастую не хватает даже на элементарные дела?

— Сейчас в Совете Федерации разрабатываются предложения в новую концепцию Бюджетного кодекса. Поправки будут касаться прежде всего учёта жизненных потребностей местного значения, которые ранее выполнялись за счёт базовой ставки доходных источников хотя бы на 60-70 процентов. Сейчас же еле достигают 15 процентов.

— Специфику регионов и муниципалитетов при этом учли?

— Разумеется. Каждый регион уникален, а потому может сам придумывать, как пополнять свой бюджет. Думать надо вместе и региональным, и муниципальным властям. Органы МСУ и администрации субъектов должны вырабатывать общую программу развития экономики и рабочих мест. Нужно делать всё, чтобы люди трудились в своих регионах, а не уезжали массово в Москву и Санкт-Петербург. Например, в моей родной Тюменской области ежегодно открывается не менее двух десятков производств. В Центре России есть мощная продовольственная платформа, на Дальнем Востоке появятся 13 территорий опережающего развития.

— Степан Михайлович, что такое ТОСы, о которых говорится в разрабатываемой концепции?

— Это территориальное общественное самоуправление — самоорганизация граждан по месту жительства на части территории муниципального образования, микрорайонов, кварталов, улиц, домов, дворов и других территориях для самостоятельного и под свою ответственность осуществления собственных инициатив в вопросах местного значения непосредственно населением или через создаваемые ими органы территориального общественного само­управления.

— Где взять столько профессио­налов для предстоящей непростой работы?

— Да, не учат у нас управлению хозяйственными делами и взаимодействию с населением. Но вот, например, мы сумели открыть электронный университет местного самоуправления. Он был создан в 2014 году на основании решения президиума Общероссийского конгресса муниципальных образований при участии Центра прикладных исследований МСУ.

Обучение идёт в Интернете на базе казанского, красноярского и тюменского университетов и одного из столичных вузов. Я разработал курс на 72 часа обучения. Кроме того, в помощь всем желающим налажен выпуск журнала «Муниципальная Россия», который выходит десять раз в год в количестве 2500 экземпляров. Значит, всё-таки есть возможность получать необходимые знания для работы в этой важной социально-экономической сфере жизни.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!